Можно ли выйти на пенсию по-старому?

Велика вероятность, что проект федерального закона «О внесении изменений в статью 10 Федерального закона от 7 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»» будет принят. Разбираемся, почему у негосударственных пенсионных фондов (НПФ) появился способ повысить свою конкурентоспособность за счет предоставления возможности выхода на пенсию по дореформенным правилам: с 55 лет для женщин и с 60 лет для мужчин.

Новый законопроект

В новом законопроекте речь идет о добровольных накоплениях граждан и накоплениях, формируемых в рамках корпоративных пенсионных программ. Дополнительным аргументом в пользу принятия закона является то, что он никаким образом не затрагивает расходную часть государственного бюджета.

Изначально проблема заключалась в том, что возраст выхода на пенсию в законе о НПФ был привязан к тому, что устанавливался российским законодательством. Поскольку с января 2019 года предусматривается поэтапное увеличение возраста, по достижении которого назначается страховая пенсия по старости (до 65 лет для мужчин и до 60 лет для женщин), НПФ также были вынуждены повысить возраст выхода на пенсию. Так как закон обратной силы не имел, то это повышение должно было коснуться только тех граждан, которые заключали договоры негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) после 1 января 2019 года.

Кроме того, в законопроекте предлагается исключить условие необходимости страхового стажа и упростить порядок обращения за пенсией, что может сделать НПФ более привлекательными для самозанятых и иностранных граждан. Так, если законопроект будет принят, то есть вероятность, что у части занятых в неформальном секторе экономики (в прошлом году их доля составляла примерно 20%) появится интерес к участию в добровольном пенсионном накоплении.

Части целого

Как показывает зарубежный опыт, пенсия складывается из трех частей: обязательная (формируется в рамках государственной пенсионной системы как гарантия защиты от бедности), корпоративная (размер пенсии взаимосвязан с трудовым вкладом) и добровольная (капитализация сбережений).

В России, по сути, сформировалась пока двухуровневая система: государственное пенсионное страхование и добровольные пенсионные накопления (корпоративные пенсии тоже существуют, но, к сожалению, в подавляющем большинстве случаев рассматриваются работодателями как непозволительная роскошь). Следовательно, гражданин со средней зарплатой полагается на два источника финансирования в старости: на государство и собственные сбережения. Причем последние формируются в лучшем случае как банковский депозит или подобные альтернативы, но не как договор негосударственного пенсионного обеспечения.

Принимая во внимание проблему низких зарплат и неоднозначное отношение населения к институтам коллективного инвестирования, в настоящее время добровольными клиентами НПФ (в основном по корпоративным пенсионным программам) являются примерно 6 млн человек. Несмотря на то, что их количество увеличилось с 2017 года на 12%, их доля в общем количестве занятых составляет не более 8%. Интересен тот факт, что эта цифра примерно сопоставима с долей работников с доходами выше 85 тыс. в месяц, а такую зарплату, согласно последним данным Росстата за 2017 год, получает не более 10% населения.

Одни плюсы?

Из-за обозначенных проблем рынок добровольного пенсионного обеспечения (ДПО) развивается очень медленно. Если сравнить количество застрахованных лиц в НПФ по обязательному пенсионному страхованию (обязательная накопительная пенсия) и участников ДПО, то последних в 2018 году было почти в 6,5 раза меньше. По данным ЦБ РФ, размер среднего счета одного застрахованного лица во второй половине 2018 года составлял 175 тыс. рублей, а средний размер негосударственной пенсии — около 3 тыс. рублей.

Таким образом, к положительным сторонам принятия законопроекта можно отнести:

  • возможность привлечения самозанятых лиц и расширение за счет них круга застрахованных по НПО в НПФ;
  • осуществление первого шага к возможности свободного выбора возраста, без привязки к установленному государством, с которого лицо, застрахованное по НПО, сможет получать пенсию;
  • повышение привлекательности НПФ для лиц, принимающих решения о диверсификации сбережений.

Закон практически не повлияет на выбор НПФ для тех, кто заинтересован в оптимизации налогообложения доходов, а также на инвестиционную привлекательность НПФ по сравнению с имеющимися альтернативами. Госгарантии распространяются только на обязательные пенсионные накопления, а выбор направления инвестирования застрахованный осуществить не может. Поэтому принятие закона для подавляющего большинства граждан, не участвующих в системе дополнительного пенсионного обеспечения, пройдет незаметно, но станет маленькой победой для сообщества НПФ.

Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В. Плеханова